Лесников Пётр Анатольевич, интервью

Уничтожение санкционного товара

 

- Петр Анатольевич, в каких случаях товар, перевозимый через границу РФ подлежит санкционному уничтожению, как эта процедура проводится, какие нарушения бывают?

Дело в том, что сейчас действует условный санкционный режим, который введен Указом Президента, Постановлением Правительства
и фактически по воле таможенных органов под данный санкционный режим может попасть вообще любой товар, если сотрудники посчитают,
что страной его происхождения является любое государство
из соответствующего перечня – начиная с США заканчивая Люксембургом.

- Почему делаете акцент на условности санкционного режима, есть какие-то особенности?

Особенность в том, что как такового санкционного режима нет. Есть санкционный список, определяющий товары, которые по усмотрению таможенных органов, могут быть отнесены к санкционным и к которым могут быть применены ограничительные меры.

- Иными словами все сводится к внутреннему убеждению непосредственного правоприменителя?

В буквальном понимании – да. Приведу несколько примеров из практики. Основным пластом указанного санкционного списка товаров служат груши, яблоки, различные фрукты, страной происхождения которых являются страны Евросоюза. Здесь помимо фруктов, особое внимание следует уделить сырам, само название которых ласкает слух контролирующих органов и непосредственные исполнители пытаются его найти где угодно. Например, не так давно в Перми уничтожили около 150 грамм Пармезана на бизнес-ланче и немного хамона. До этого там же уничтожили около 70 килограмм яблок. Помимо скромного масштаба подобных операций, проблема заключается в том, что для контролирующих органов не имеет значения является товар санкционным или нет. Его уничтожают, в ряде случаев потому, что говорят, что он санкционный.  При этом собственнику такого товара предлагается доказать, что продукт не является санкционным.

- Есть какой-то пример из Вашей практики?

Например, спортивное питание. В одном случае таможенники изъяли товар
с намерением доказать, не смогли доказать – пришлось товар возвращать собственнику. Было семьсот килограмм на один миллион рублей. В другом случае спортивное питание просто уничтожили. В настоящий момент
в кассационной инстанции рассматривается наша жалоба, но вероятнее всего «устоит» решение суда первой инстанции не в пользу нашего доверителя. Я всегда напоминаю про Конституцию: в ней же черным по белому написано, что никто не может быть лишен собственности, имущества, принадлежащего на праве собственности кроме как по решению суда.  В описываемом случае просто пришел таможенник в зеленой форме, сказал, что товар санкционный, забрал его, написал документ и на следующий день товар подлежит утилизации. При всем желании в такие сроки собственник товара не сможет доказать, что продукция не является санкционной. Даже мотивированную жалобу на действия контролирующего органа подготовить не успеет. Если придавать конституционно-правовой смысл регламентирующей норме, то таможенный орган должен сначала доказать, что товар санкционный, только после этого изъять, после этого уничтожить.

- После уничтожения о какой-либо экспертизе говорить не приходится. Неужели товар оценивается исключительно по внутреннему убеждению конкретного сотрудника таможни?

Судите сами. Два примера. Летом челябинская таможня задержала одиннадцать фур с яблоками, товар является киргизским. Есть вся подтверждающая документация: контракт, спецификация, сертификаты, свидетельства. То есть документально все в полном порядке. Но таможенные органы решили, что Киргизия не может вырастить столько яблок. Задержали груз, стали проводить экспертизу. Вся суть подобной экспертизы, на мой субъективный взгляд, характеризуется тем, что таможенные органы и любые другие органы контроля и надзора, в той или иной степени связанные с реализацией ограничительного санкционного принципа, озадачены именно выявлением и уничтожением так называемого «санкционного» товара. Так вот, проводят экспертизу с целью обнаружения на яблоках пыльцы, которая либо подтвердит, что товар из Киргизии, либо опровергнет, что товар из Киргизии. В нашем случае провели не одну-две, одиннадцать экспертиз и все же установили, якобы, опять же, что на яблоках имеется пыльца из Европы,
в частности – из Сербии. Но Сербия не входит в санкционный список. Наличие сомнений не позволило таможенном органу сделать однозначный вывод о причастности товара к санкционному списку. Благодаря этому нам удалось избежать уничтожения продукции, но пришлось возвратить все одиннадцать фур обратно в Казахстан. Убытки предпринимателя, обусловленные хранением фруктов, транспортировкой в обе стороны представить сложно, но вполне возможно. Более того, гораздо чаще таможенные органы просто уничтожают товар, а перед предпринимателем, утратившим товар, время и деньги, открывается перспектива судебного доказывания незаконного признания товара санкционным.

Второй пример. То самое спортивное питание. Первым самым главным нарушением таможенного органа является отсутствие оснований для вообще проведений таможенного контроля в отношении товара, который находится на территории России. В качестве основания указывается Таможенный кодекс – на тот момент Таможенного союза, на данный момент – ЕАЭС.
Но ни в том, ни в другом таможенном кодексе нет ни одного положения про санкционный товар. Причина предельно проста – ни в Белоруссии,
ни в Армении, ни в Казахстне нет санкционного режима. Соответственно какие-либо оговорки, положения в таможенном кодексе ЕАЭС попросту не могут появиться. Предприниматель, который реализовывал спортивное питание на территории России, вообще не являлся участником внешнеэкономической деятельности. То есть он не ввозил товар, а просто приобрел его у российского юридического лица для последующей перепродажи. По мнению таможенного органа – найден санкционный товар, есть основания для реагирования. Сотрудники таможни пришли в розничный магазин, начали проверять спортивное питание. Берут каждую пачку. Начнем с того, что магазин большой и когда приходят люди в форме и начинают потрошить товар, это, во-первых, неприятно и самому собственнику и владельцу магазина, во-вторых, отпугивает покупателей. Работа любого предприятия парализуется, когда приходят проверяющие, которые на самом деле не знают, что именно они ищут. Проверка проводилась три дня. Первое, что они смотрели – страна происхождения товара. Страна происхождения – Германия, на упаковке написано «Спортивное питание для спортсменов». По мнению проверяющих это санкционка и товар подлежит уничтожению.

- Вот как раз пример, когда никакая экспертиза не нужна…

Но в судебном порядке нам удалось доказать, что все совсем не так.
На самом деле, если говорить про соответствующий перечень товаров, там есть не две, а три составляющих. Первое – страна происхождения товара, второе – код товара, третье –наименование товара. И вот таможенные органы должны доказать наличие всех трех составляющих.

- Неужели специалисты таможни этого не знают?

Уверен, что знают. Давайте не будем забывать, что каждую ситуацию нужно анализировать с учетом особенностей объекта проверки, обстоятельств проведения проверки и так далее. Общеизвестно, что на сегодняшний день абсолютное большинство действий контролирующих органов не оспаривается в судебном порядке. А ведь это цивилизованный способ указания административному органу на неучтенные специалистами нормы права, подлежащие применению в конкретной ситуации. Если бы все пострадавшие лица обратились в суд с обжалованием законности тех или иных действий контролирующего органа, каждое контрольное мероприятие проходило бы с большей осмотрительностью со стороны конкретного правоприменителя. Причем как со стороны таможенного органа, так и субъекта предпринимательской деятельности. Особо хочу отметить именно взыскание убытков с таможенных органов: у всех пострадавших для этого имеется три года. Если у предпринимателя изъяли и уничтожили товар без наличия на то законных оснований, имеются все основания для того, чтобы признать незаконным решение таможни и уже на основании этого решения взыскать убытки, которые понес участник внешнеэкономической деятельности, либо просто предприниматель, который ввозом не занимался,
а просто реализовывал товар на территории. Судебная практика показывает, что тот, кто отстаивает свои права, добивается справедливости
и впоследствии взыскивает убытки с таможенных органов.

- Вы говорили, что есть предприниматели, которые закупают товары, уже находящиеся в обороте, таможенники же не имеют права изымать такой товар?

Здесь опять же для таможни это не имеет существенного значения. У них появилось специальное подразделение за контролем товара, находящегося
в гражданском обороте на территории Российской Федерации. Обращают внимание на страну происхождения товара. Если товар произведен, например, в Германии, соответственно, он не мог просто так появиться
на территории России без пересечения границы. То есть он был когда-то ввезен. Это тоже один из важнейших моментов на которые суды обращают большое внимание: таможенные органы применяют ограничительные санкционные принципы и на товары, ввезенные до момента вступления в 2014 году санкционного режима. Если товар ввезен до этого момента, то даже реально санкционную продукцию не имеют права изымать.

- А могут как-то покупатели, которые приобретают такой санкционный товар, не зная об этом, себя обезопасить?

Да. Вернемся к спортивному питанию. В данном случае ситуация следующая – у предпринимателя были все счета-фактур, инвойсы, в которых черным по белому были написаны номера таможенных деклараций. Эти же таможенные декларации суду предоставил таможенный орган. Получилась такая смешная ситуация: с одной стороны таможенный орган говорит, что это санкционка и ее нужно уничтожить, а с другой стороны – он представляет декларации таможенников Санкт-Петербурга, Калининграда, иных таможенных органов Российской Федерации, которые указывают, что именно этот товар ввозился через таможенные органы Российской Федерации, таможенные органы ставили штамп «Выпуск разрешен». Тот же самый код товара, то же самое описание товара. Иными словами, таможня в Санкт-Петербурге указывает, что товар не является санкционным, разрешает ввоз. Взимается пошлина за ввоз этого товара, но уже после сделки по продаже товара внутри российской юрисдикции, на стадии розничной продажи таможенный орган решает, что товар санкционный и производит изъятие. Таким образом, если предприниматель приобретает импортный товар на территории России,
то в его интересах запросить у контрагента таможенную декларацию, которая подтверждает, что товар был легально ввезен на территорию России. Если этот документ имеется, то никакой таможенный орган не сможет изменить факт законного ввоза. Соответственно, даже если товар изъят, предприниматель располагает солидными судебными перспективами обжалования действий контролирующего органа.